Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Подсевальщик

В низеньком саманном амбаре сидело на мешках с зерном несколько патровских и гавриловских крестьян. Они зашли к своим односельчанам - подсевалыцикам, работавшим на толстовском хуторе. Курили и вели разговор о хлебородных странах. Подсевалыцик Ильин доказывал, что родина ржи - Россия. Так будто слышал он от Толстого, а писатель, мол, все знает.

- Знамо, Рассея, - посмеивался дед Архип, шутник и забавник. - Матушка рожь кормит всех дураков сплошь, а пшеничка по выбору. Граф, поди, ржи не сеет, животик господский ржаного хлеба не берет.

- Зря смеешься, дед, - укорил Ильин старика,- как раз Лев Николаевич и ест ржаной. Сам видел, как он обедал. Разбил в чашку яйцо, посолил, отрезал кусок ржаного хлеба и давай макать...

Кто-то прошел мимо амбара. Все притихли. Подсевалыцики взялись за работу. Они ожидали управляющего имением, зерно готовили в Самару на базар. Но вместо управляющего пришел сам хозяин.

- Здравствуйте, - сказал Лев Николаевич, поднял над головой белую шляпу. - Подсеваете?

- Да, - ответил Ильин, - к вечеру закончим, завтра можно будет зерно отправлять. Пшеничка - первый сорт.

Лев Николаевич взял горсть зерна, сказал, что ничего хлеб: хороший, тяжеловесный хлеб. Дед Архип перебил Толстого:

- Ваше сиятельство, ты вот писатель и, поди, ведаешь все. Скажи нам: откуда рожь взялась? Ильин вон толковал, что матерью ржи будет-то наша Рассея... Да что-то не верится, ведь сказывается в народе так: Рассея золотой край - хлебный рай... А это значит - пшеничный.

Толстой взглянул на подсевальщика, а потом на всех патровских и гавриловских крестьян и ответил, что и первое и второе верно.

- Тогда ладно, спасибо, - проговорил дед Архип. - Тебе, ваше сиятельство, мы поверим.

Лев Николаевич подошел поближе к подсевальщику Владимиру Ильину, который подсевал, и, глядя на его ловкую работу, спросил:

- Когда много зерна насыпаете в решето - неудобно крутить?

Подсевальщик ответил, что действительно неудобно.

- А ну-ка, позвольте мне, я попробую, - попросил Толстой у Ильина.

Расставив ноги, он взялся за решето и начал подсевать. Крестьяне переглянулись, сдержанно заулыбались. Однако улыбка скоро пропала. Лев Николаевич работал решетом лучше Ильина. Подсевальщики снимали с зерна охвостье трижды, а Толстой делал это два раза, и оно было намного чище.

- Я вот отвык, - сказал он, - забыл уже. Видал я таких подсевальщиков, которые толчком выбрасывают охвостье из решета. Вот ловкачи!

- А поди, ваше сиятельство, тоже знаете эдак, - шагнул к Толстому дед Архип. - Вижу по рукам.

- Нет, этой задачи я не решу, - сказал Лев Николаевич и вышел из амбара.

Крестьяне молчали. Дед Архип, проводив глазами Толстого,

покачал головой:

- А подсевальщик-то он первосортный, хотя и его сиятельство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://l-n-tolstoy.ru/ "L-N-Tolstoy.ru: Лев Николаевич Толстой"