Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

А. А. Ернефельт (1861-1933)

(Впервые напечатано в кн.: Булгаков Вал. Ф. Лев Толстой, его друзья и близкие.)

К друзьям Л. Н. Толстого - иностранцам относился Арвид Александрович Ернефельт, финский писатель, автор драмы "Тит", сын генерала русской службы. Фотография Ернефельта - правда, неважная, - висела (и висит) в кабинете Льва Николаевича, рядом с фотографиями П. И. Бирюкова и И. И. Горбунова-Посадова.

Ернефельт, и как писатель, и как человек, находился под сильным влиянием Толстого. Одним из первых, опубликованных им произведений была, между прочим, автобиография-исповедь, написанная с исчерпывающей, руссовской искренностью*. В Финляндии это произведение сразу обратило на себя общее внимание и сделало имя Ернефельту. "Тит" имел прочный успех на гельсингфорской сцене**.

* (Имеется в виду книга А. Ернефельта "Мое пробуждение", изданная в Гельсингфорсе (Хельсинки) на финском языке в 1894 г. Толстой прочитал ее в 1895 г. в русском переводе, сделанном специально для него матерью А. Ернефельта - Е. К. Клодт. Позднейшее русское издание: Ернефельт Арвид. Мое пробуждение. Исповедь, М., 1921.)

** (Драма А. Ернефельта "Тит, разрушитель Иерусалима" издана на русском языке И. П. Ладыжниковым (Берлин, 1909).)

А. А. Ернефельт с взрослыми сыном и дочерью посетил Толстого при мне, в 1910 году. Жил он в Телятинках и ежедневно в течение двух-трех дней ездил в Ясную Поляну.

Это был хорошо сложенный, изящный мужчина лет 45-50, с тонким, бледным, одухотворенным лицом и с седой бородкой клинышком, очень похожий на портреты композитора П. И. Чайковского. Говорил Арвид Александрович тихо, не торопясь, держался спокойно, уравновешенно, со всеми был исключительно внимателен и деликатен, на вопросы отвечал и рассказывал чрезвычайно просто, незатейливо, но и глубоко. Он производил на редкость милое, приятное впечатление - впечатление человека знающего, мыслящего, благородного, доброжелательного, талантливого.

Ернефельт-сын, молодой человек лет 22-23, был попроще и, кажется, еще не созрел для духовной жизни. Довольно красивая и молчаливая белокурая 18-19-летняя дочь финского писателя казалась воплощением нераскрытой женской тайны - тайны скандинавской женщины: может быть, это была будущая Гедда Габлер, Нора или даже поэтическая Сольвейг*? Кстати, все трое - отец, сын и дочь - прекрасно говорили по-шведски и в скромных Телятинках (где Чертковых тогда еще - не было), окруженные деревенской или приспособившейся к деревне молодежью, представляли собою поистине удивительных и необычных послов - гонцов высококультурной, своеобразной и далекой Скандинавии...

* (Гедда Габлер, Нора, Сольвейг - персонажи драм Г. Ибсена.)

В Ясной Поляне принимали Ернефельтов прекрасно. Арвид Александрович подолгу беседовал со Львом Николаевичем наедине в его кабинете. Были и общие беседы в зале-столовой после обеда и за вечерним чаем.

Лев Николаевич был сама доброта и само внимание с гостями. С его великим умением приспособляться к собеседникам, умением, так ярко охарактеризованным и зарисованным покойным Куприным в его чудесном очерке "Как я видел Толстого на пароходе "Святой Николаю)*, Лев Николаевич с тихим, глубоким, добрым и деликатным Ернефельтом был так же, но только с отеческим оттенком, тих, глубок, добр и деликатен. С детьми же Ернефельтами держал себя просто добрым дедушкой.

* (А. И. Куприн виделся с Толстым 26 июня 1902 г. на пароходе, на котором Толстой, возвращаясь из Крыма, переезжал из Ялты в Севастополь. Очерк А. И. Куприна "О том, как я видел Толстого на пароходе "Св. Николай" см. в кн.: Куприн А. Соч., т. 3, М., 1953.)

Ернефельту хотелось узнать мнение Льва Николаевича о его "Тите". Лев Николаевич прочел драму в русском переводе и мнение свое высказал автору наедине. Не знаю, каково оно было, но после, в близком кругу, Толстой отзывался о "Тите" без особого восторга, напротив, очень сдержанно и скорее критически...*.

* (После ознакомления с первыми актами драмы "Тит, разрушитель Иерусалима", Толстой записал в дневнике: "Драма его - драма, мало мне интересная" (Запись от 21 марта 1910 г., т. 58, с. 28). Позднее, прочитав всю пьесу, Толстой в письме к В. Г. Черткову от 24 марта 1910 г. писал: "Ернефельта вновь очень полюбил и рад был, что драма его понравилась мне, и теперь, чем больше думаю о ней, тем больше нравится". (Толстой Л. Н., т. 89, с. 178.))

Все это пребывание Ернефельтов в Ясной Поляне и Телятинках осталось у меня в памяти как одно из самых гармонических, глубоких и радостных впечатлений.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://l-n-tolstoy.ru/ "L-N-Tolstoy.ru: Лев Николаевич Толстой"