Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава третья. Почитатели Л. Н. Толстого в Грузии

Покинув навсегда Грузию, Лев Николаевич не пере ставал интересоваться всем происходившим в ней, живо прислушиваясь к каждому крупному событию.

Хорошо запомнившаяся ему история Хаджи-Мурата глубоко запала в память и побудила его написать повесть. К 1896 году он весь отдается этому произведению.

В конце 1853 года Толстой очень заинтересовался рассказом офицера А. Стасюлевича о происшествии, случившемся в Тбилиси. В Метехском замке, в прошлом дворце с крепостью, а при ген. Ермолове превращенном в тюрьму, были заключены солдаты и несколько мест ных лиц, обвиняемых в ограблении почты. Это событие в подробностях он заносит в свой дневник (от 4 ноября 1853 г.). В записи говорится также об "имеретинах", о которых он отзывается как об "известных верностью своему слову". В то же время его очень интересует Абхазия; в дневнике значится ее географическое положение, число жителей и главные ее города.

Начиная с 70-х годов Толстой получает много писем из Грузии от почитателей его таланта.

Одно из писем привлекло широкое внимание общественности. В 80-х годах, когда Лев Николаевич был занят идеей создать и распространить соответствующую литературу среди народа, группа тбилисских девушек обратилась к писателю с письмом, в котором просила рекомендовать им какое-нибудь дело.

Ответ Толстого "тифлисским девушкам" был напечатан в местной газете "Новое обозрение" 12 марта 1887 года, а затем в ряде других газет. В этом ответе, получившем широкий отклик, Лев Николаевич писал: "Вы спрашиваете дела. Кроме общего всем нам дела, у приобретших знания есть еще дело: поделиться этими знаниями, вернуть их назад тому народу, который воспитал нас. И вот такое дело есть у меня.

Существуют в Москве издатели народных книг, азбук, арифметик, историй, календарей, картин, рассказов. Все это продается в огромных количествах экземпляров независимо от достоинства содержания, а только потому, что приучены покупатели и есть искусные продавцы...

Дело же, предлагаемое мною вам, следующее: взять одну или несколько из этих книг - азбуку ли, календарь, роман ли (особенно нужна работа над повестями; они дурны и их много расходится), - прочесть и исправить или вовсе переделать.

Если вы исправите опечатки, бессмыслицы, там встречающиеся, - ошибки и бессмыслицы географические и исторические, то и то будет польза, потому что, как книга ни плоха, она все-таки будет продаваться. Польза будет в том, что меньше будет вздору и бессмыслицы сообщаться народу. Если вы при этом еще выки нете места глупые или безнравственные, заменив их такими, чтобы не нарушался смысл, это будет еще лучше Если же вы, под тем же заглавием и пользуясь фабулой, составите свою повесть или роман с хорошим содержанием, то это будет уже очень хорошо. То же о календарях, азбуках, арифметиках, историях, картинах. Итак, если работа эта вам нравится, выбирайте тот род, в котором вам кажется, что вы можете лучше работать, и напишите мне. Я вышлю вам несколько книг. Очень бы желал, чтобы вы согласились на мое предложение. Работа, несомненно, полезная. Степень пользы будет зависеть от той любви, которую вы положите в нее.

Ваш Лев Толстой".

Ответ Толстого воодушевил помимо тбилисских девушек и многих других, обратившихся к нему с просьбой присылать книги для исправления.

Но особенный интерес Толстой проявляет к Грузии начиная с 1895 года, в связи с происходившим там "духоборческим движением". Высланные вместе с другими сектантами за свои религиозные убеждения духоборы* впервые появляются в Закавказье с начала 1830 года; их расселяют по разным местам в отведенных пограничных с Турцией землях. Большинство из них обосновалось поровну в губерниях Елисаветпольской и Тифлисской, откуда уже часть, после войны с Турцией 1877 - 78 гг., поселилась в Карсской области. Земли эти, находящиеся на значительной высоте, вследствие сурового климата были мало пригодны для земледелия. Несмотря на это, духоборы, благодаря своему трудолюбию, скоро достигли значительного благосостояния. На своих горных лугах они развели большие стада рогатого скота и лошадей, стали заниматься извозом, учредили сиротский дом и при нем большое общинное хозяйство.

* (Первые сведения о духоборах относятся ко второй половине XVIII века. Это сведения о жестоких пытках и наказаниях, которым подвергались духоборы. В конце XIX века преследования временно прекратились, но когда выяснилось, что они отрицают "божественность Христа", их выслали (в Мелитопольский уезд Таврической губернии).

Вероучение их сходится во многом с другими сектами. В отличие от молокан и баптистов, духоборы считают, что "дух божий" распространяется на всех людей и что человеку для того дан разум, чтобы отличить правду от неправды.

Дальнейшая особенность духоборческого учения состоит в том, что они считают преступным отнимать у живых существ жизнь. Поэтому они отвергают всякое участие в войне, отрицают убой скота, не употребляют мяса; духоботрское учение во многом совпадало с учением Л. Н. Толстого.)

Число их заметно увеличилось и в 1886 году достигло двадцати тысяч человек. К этому времени основы духоборческого учения стали заметно ослабевать. Духоборы скоро стали нарушать все строгости своего жизненного уклада, когда новый "руководитель" их П. Веригин* задумал возродить учение посредством "расширения общинного духа и уравнения имущества между бедными и богатыми". Большинство духоборов примкнуло к реформам Веригина, стало тщательно соблюдать житейские правила и старалось во всем жить сообща, а под конец решило отказаться от военной службы и от всякого применения оружия. На пасху, перед самым парадом, 11 солдат-духоборов в г. Елисаветполе заявили офицеру о своем уходе** с военной службы. В таком поступке усмотрели влияние П. Веригина, последний со своими ближайшими сотрудниками был схвачен полицией и сослан в северные губернии. Летом 1895 года духоборы "партии" П. Веригина решили собрать все имев шееся у них оружие и сжечь его на площади в знак отказа от убийства. Это решение было исполнено в день Петра и Павла во всех трех губерниях, где жили духоборы. Тогда царское правительство решило строго наказать их. Относившееся с предубеждением к духоборам, здешнее правительство, получив из министерства внутренних дел циркулярное распоряжение о принятии репрессивных мер против "одной из более вредной секты штунды"***, которой в действительности не было на Кавказе; но местное правительство злонамеренно приравняло учение духоборов к учению штунды****; тогда же приступили к репрессиям.

* (Петр Веригин - духовный руководитель духоборов, находился в длительной переписке с Толстым. В 1901 г. Веригин получил разрешение на отъезд в Канаду. С приездом его в Западную Канаду началось прочное заселение там духоборов на общинных началах.)

** (За отказ от участия в военной службе духоборы были приговорены к двухлетнему заключению в дисциплинарном батальоне. Желая смягчить их участь, Л. Н. Толстой в ноябре 1896 г. пишет письмо начальнику Екатериноградского дисциплинарного батальона, где они находились, и просит лишь о человеческом обхождении с ними.)

*** (Название секты штундистов происходит от немецкого слово Stunde - час. Названа эта секта так потому, что в свободные часы немецкие сектанты собираются для беседы.

Русские штундисты заимствовали свое название у немецких. Одним из первых распространителей немецкой штунды на юге России называют рорбахокого пастора Боникемпфера.)

**** (Гос. Центр, истории. Архив Гр. ССР. Архивн. дело канц, главноначальствующего на Кавказе по "Распорядительному отделению" за 1894, № 1005.)

В духоборские села были направлены казачьи отряды, которые избивали мужчин плетьми зачастую до смерти, насиловали женщин, грабили имущество. Около четырех тысяч человек были выгнаны из жилищ и рассеяны по горным деревням, а так называемые зачинщики засажены в тюрьмы*.

* (Из архивного дела канц. главноначальствующего по "Распорядительному отд., № 124" о беспорядках среди духоборов по поводу избрания ими в руководители секты П. Веригина, часть V.)

Первое известие о сожжении оружия и о жестокой расправе с духоборами Лев Николаевич получил от сосланного князя Хилкова. Об этих же событиях в дальнейшем более подробно информировал Толстого Илья Накашидзе. Не представляя себе возможной на пороге XX века столь жестокую расправу над людьми за их религиозные убеждения, Лев Николаевич попросил своего секретаря П. Бирюкова выяснить на месте все обстоятельства происшедшего и сообщить ему настоящее положение вещей.

Словами утешения он начинает письмо свое к главному идейному руководителю движения - П. Веригину, томящемуся в ссылке. Вся деятельность Льва Никола евича направлена теперь на облегчение страданий несчастных, среди которых распространился уже тиф и изнурительная лихорадка. Русские газеты не смели писать ничего о действиях правительства, но заграничные газеты, особенно в Англии и Америке, подняли шум. Подробности этих событий скоро стали известны всему русскому обществу.

Высказав в письмах духоборам свое сочувствие их героическому поведению, Лев Николаевич открыл сбор пожертвований как в России, так и за границей через своих последователей и скоро нашел неожиданную поддержку у английских и американских квакеров*, которые собирали не только деньги, но и приискивали места, куда направить переселенцев. В известном письме к русскому обществу** Толстой напоминает о бедственном положении "христиан всемирного братства", как называли себя духоборы, и просит всячески помочь им. Не довольствуясь принятыми мерами, он сам, желая материально помочь духоборам, подписывает обязательство с издателем журнала "Нива" А. Ф. Марксом на издание своего романа "Воскресение", что, как известно, и осуществилось, и полученные восемнадцать тысяч рублей гонорара Толстой целиком передает духоборам***. Осенью 1898 года часть духоборов, живших в Закавказье, переехала**** в Канаду. Но Лев Николаевич не переставал думать и о них, не раз помогая им деньгами.

* (Квакеры - христианская секта, учение которой во многом сходно с духоборским. Двести с лишним лет тому назад квакеры потерпели большие гонения. Многие из них переселились в Америку, где их поселения разрослись и стали образцовыми.)

** (Обращение к русскому обществу с заголовком "Помогите" распространялось в большом количестве Л. Н. Толстым; в этом обращении к обществу (19 марта 1898 г.) он призывал широко откликнуться на бедствия духоборсз. Оно достигло цели - правительство принуждено было согласиться на переезд духоборов в Канаду.)

*** (Из письма В. Черткову, 1898 г., июль.)

**** (Из общего числа живших на Кавказе духоборов (20 тысяч человек) восемь тысяч переехало в Западную Канаду. В 1922 году все духоборы бывшей Карсской области, не желая находиться под владычеством Турции, переехали в Донскую область (Сальский округ), образовав там новые поселения.)

И. П. Накашидзе
И. П. Накашидзе

Свое внимание к Грузии Толстой еще раз проявил в 1901 году, когда к нему обратилась с письмом группа грузинской молодежи*.

* (Приводим письмо к Л. Н. Толстому группы грузинской молодежи:

"Глубокоуважаемый Лов Николаевич!

Ваша любовь к правде и искание справедливости нам хорошо известны. В то время, когда другие молчат, вы один из немногих говорите то, что нужно. Всякое угнетение, всякое насилие "ад людьми глубоко противно вашей натуре и вызывает в вас справедливое негодование - желание раскрыть глаза угнетателю и помочь облегчить страдания угнетаемым. Все это нам хорошо известно, поэтому и обращаем ся мы к Вам, к Вашей помощи, к Вашему содействию.

Сто лет прошло с тех пор как грузинские цари отдали Грузию под покровительство России. Грузия очень много выстрадала, много крови было пролито ею: она защищала свою землю, свой язык, свою веру. Обессиленная неравной борьбой с несметными своими внешними врагами, Грузия прибегла к покровительству России, в надежде, что Россия сохранит ей то, из-за чего она проливала кровь, сохранит ей землю, язык (народность) и веру.

Сто лет прошло с тех пор, как совершилось это добровольное присоединение Грузии к России, сто лет прошло с тех пор, как русское правительство стало систематически посягать на то, что должно было по нравственному и юридическому праву защищать и оберегать; стало посягать на грузинскую землю, на грузинский язык и все то, что связано с языком, на грузинскую церковь. В течение ста лет русское правительство обезличивало грузинскую народность и старалось искусственно, насильственно переделывать грузин в русских. Для этой цели оно захватило лучшие земли, организовало русскую колонизацию в крае, где местное население чуть ли не мрет с голода от недостатка земель; изгнало грузинский язык из школ, судов и общественных учреждений, самым диким образом стеснило рост грузинской прессы, не позволяя перепечатывать даже с русских газет сведения, правдиво рисующие положение вещей в крае; расхитило и разграбило грузинские монастыри и обители, запретило совершать богослужение на родном, понятном населению языке и в последнее время грузинский язык изъяло даже из церковно-приходских школ. Но всего этого было мало правительству. Оно обложило население непосильными налогами, введением земской стражи, которая должна ловить не

существующих среди груаинскопо населения разбойников, стало посылать грузинских новобранцев (в целях обрусения) в Россию, откуда 80 процентов возвращаются больными и хи лыми. Все это возмутительное насилие проделывало и проделывает русское правительство над грузинами, маскируя свои грубые инстинкты хищнического властвования всякими просветительными миссиями на Востоке. В течение всего этого времени грузины вели себя, как настоящие рабы. Кроме верноподданнических чувств, кроме бессмысленного кровопролития в рядах русских лучших полков, кроме заискивания и пресмыкания перед могучим военным правительством, ничем грузины себя не ознаменовали. Нужно сказать, что застрельщиком подхалимства и заискивания всегда, в течение этих ста лет, было "доблестное грузинское дворянство", как любят русские монархи называть сословие, способное к выражению рабских чувств и склонное к пролитию крови. В вознаграждение за вое это русское правительство не упускало случая, чтобы не выразить глубокого своего презрения к нуждам грузинского народа, даже грузинского дворянства, которое всеми силами старалось всегда заслужить доверие правительства. Видно, отсутствие нравственного принципа и жажда ходульных подвигов даже в тиранах вызывает омерзение.

И вот, для того чтобы (окончательно закрепить свое падение для увековечения системы насилия и притеснений 25 сентября грузинское дворянство (правда, не все) устраи-вает грандиозное юбилейное празднество в ознаменование столетней годовщины присоединения Грузии к России. К этому дню грузины создают стипендии для офицерских русских детей, устраивают балы, обеды; правительство и города будут угощать народ на "народные деньги", зажгут фонари, вывесят флаги и станут палить из орудий. Словом, будут делать все то, что должно оставить на население впечатление величия и могущества русского штыка и ничтожество человеческой личности и человеческого достоинства.

Лев Николаевич! Всем этим обманом, этим гнусным издевательством над народам глубоко возмущено все здоровое, неразвращенное население Грузии. От лица многих тысяч честных людей обращаемся мы к .вам с просьбой помочь нам предать это позорное "торжество" широкой огласке в России и Европе!

Мы Вас просим замолвить слово за угнетаемый, порабощенный народ, который хочет жить и развиваться, как все другие народы, и который дикое русское правительство хочет стереть с лица земли. Ваша поддержка, ваше доброе слово вызовет чувство горячей благодарности во многих тысячах грузин. Мы хотим, чтобы Вы, русское общество и Европа знали, что еще не все грузины потеряли чувство человеческого достоинства, что в Грузии зреет и растет сознание необходимости борьбы против насилия, лжи и обмана, что народ и общество грузинское поняли наконец к чему ведет их русское правительство, что оно готово защищать свое право на жизнь. Мы знаем, что у Вас другие средства борьбы, мы знаем, что Вы на нашем месте поступили бы по-другому, т. е. другим путем выразили бы свой протест. Но мы хотим, чтобы Вы стали на точку зрения людей, ценящих нашу жизнь со ьсеми ее печалями и радостями и потому оправдывающих свое право на эту жизнь. Мы хотим, чтобы Вы как друг всех людей знали о нашем горячем желании защитить наш народ от преждевременной смерти, так как думаем, что и он способен к миролюбивой трудовой жизни.

Грузия протягивает руки к своим старшим братьям, большим народам, выражает желание работать вместе с ними на общую пользу...

Помогите же Вы ей в этом, а за Вами найдутся и другие добрые люди.

Группа грузинской молодежи". )

Письмо заканчивалось пожеланием: "...работать вместе со своим старшим братом, русским народом, на общую пользу".

Известный общественный деятель Георгий Ласхишвили в своих "Мемуарах"* вносит уточнение, сообщая, что автором обращения был Арчил Джорджадзе, отпечатал его Владимир Лордкипанидзе, а Илья Накашидзе переслал Л. Н. Толстому.

* ("Мемуары", на груз, языке, Тбилиси, 1934, стр. 145.)

Ответ Льва Николаевича на письмо был благожела телен, и в дальнейшем он обещал сделать все от него зависящее.

В 1906 году Давид Микеладзе (литературный псевдоним Мевеле) неревел на грузинский язык пьесу "Власть тьмы", находившуюся в то время под запретом, и издал ее в 1908 году в Кутаиси. Отсылая эту пьесу Толстому, Микеладзе затронул попутно вопрос, обра щенный к нему еще в 1901 году грузинской молодежью.

По утверждению секретаря Толстого Н. Гусева, Лев Николаевич поблагодарил Д. Микеладзе за перевод и за присылку книги. "Что же касается до положения Грузии, - писал он, - то Лев Николаевич просил передать, что он последнее время особенно ясно видит зло, происходящее от угнетения большими государствами мелких народностей. Он занят этим и пишет об этом"*. Об этом упоминается и в "Воспоминаниях" Ильи Накашидзе.

* ("Два года с Л. Н. Толстым", М., 1928, стр. 126.)

Свое отношение к малым народностям Толстой ясно высказал в трактате "В чем моя вера?". Он писал: "Бог не делает различия между народами... То же должны делать и люди для всех людей без различия народностей"*.

* (Л. Н. Толстой "В чем моя вера?", изд. "Посредник", М., 1906, стр. 80.)

"Страстный обличитель", как назвал Л. Н. Толсто го В. И. Ленин, так ярко отразивший существенные черты русского народа и особенно "мужика", сказал свое веское слово и о революции 1905 года. По его представ* лению, она "будет иметь для человечества более значительные и благотворные последствия, чем великая французская революция".

Л. Н. Толстой живо откликнулся на события 1905 года в Грузии. О них он узнавал главным образом от народника Михаила Кипиани и из писем грузинского литератора и общественного деятеля Ильи Накашидзе.

По получении первого известия о восстании в Гурии Толстой восторженно отозвался о гурийцах, об их удивительной деятельности.

Он писал Накашидзе: "Не я один, но много и много людей радуются, готовы, если возможно и нужно, служить им (гурийцам), и все мы уверены, что, начав такое великое дело и так много уже сделав для него, они не оставят его, а будут вести его, все так же показывая пример людям".

Еще участвуя в боях на Северном Кавказе, Толстой общался с офицерами-грузинами той же войсковой части - Константином Мамацашвили, Ревазом Эристави (оставившим яркое описание этих боев) и другими.

Многие, в особенности студенты-грузины Московского университета, были лично знакомы с Толстым (Н. Гомартели, А. Диасамидзе, В. Гамбашидзе, Б. Гегидзе), встречались с ним в семье А. Дунаева и бывали в Ясной Поляне. Получая от них известия, Толстой не раз признавался, что иногда его "влечет Грузия, тянет поехать туда". В Ясной Поляне бывали Павле Акобия (1899 г.), И. П. Накашидзе с супругой Нино и сестрой Еленой (1903 г.), Виктор Церетели (1904 г.), М. Кипиани и другие.

Лев Николаевич вел переписку с С. Комладзе, Н. Меликишвили, Ш. Шаншиашвилй и особенно с Малахием Георгиевичем Болквадзе, который издавал в 1910 году в Петербурге журнал "В защиту человека". Отослав экземпляр этого журнала Толстому с просьбой дать о нем отзыв, Болквадзе получил в ответ от писателя его "Жизненный путь" для напечатация в журнале.

Грузинская общественность достойно оценила Толстого. Многие произведения великого писателя, едце при его жизни переводились на грузинский язык и издавались в Кутаисе, Батуме и таких малонаселенных городах, как Ново-Сенаки (Ахал-Сеиаки), Зестафони и другие.

После Великой Октябрьской социалистической революции гениальные творения великого писателя-художника стали достоянием трудящихся всей Грузии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://l-n-tolstoy.ru/ "L-N-Tolstoy.ru: Лев Николаевич Толстой"