Библиотека    Ссылки    О сайте







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Впечатления о Тбилиси

Ежели хочешь щегольнуть известиями с Кавказа, то можешь рассказывать, что второе лицо после Шамиля*, некто Хаджи Мурат**, на днях передался русскому правительству. Это был первый лихач (джигит) и молодец о всей Чечне, а сделал подлость. Еще можешь с прискорием рассказывать о том, что на днях убит известный, рабрый и умный генерал Слепцов***. Ежели ты захочешь знать, больно ли ему было, то этого не могу сказать".

* (Шамиль - имам Чечни и Дагестана - родился около 1787 г. и сел. Гимры и в 1834 г., после смерти Гамзат-бека, принял почетное задние имама. Это был третий и последний имам мюридизма. Соединяя в себе редкие качества воина и администратора, он создал в горах целое религиозно-политическое государство, устроил правильную администрацию, организовал военные силы, завел артиллерию, обложил подвластное ему население налогами. Шамиль в продолжение 25 лет боролся с царизмом, чем вызвал симпатию и одобрение К. Маркса. В годы пребывания Л. Н. Толстого на Кавка зе "положение Шамиля, - писал в всеподданнейшем докладе кн. Воронцов, - есть центральное, и хотя он много ослаб и много потерял общего доверия и большого влияния на все племена Дагестана, по железная его рука и замечательные личные его способности еще держат эти племена в повиновении..." Плененный в 1859 г. Ша миль был отправлен в Россию. Прожив одиннадцать лет в Калуге, он в 1870 г. получил разрешение отправиться в Мекку, где и умер в марте 1871 г.)

** (Среди наибов Шамиля первое место по своей предприимчивости, отваге и военному таланту бесспорно принадлежало Хаджи-Мурату, имя которого двенадцать лет гремело по всему Восточному Кавказу. Сначала это был преданный русскому правительству человек, имевший офицерский чин, и после смерти Гамзат-бека, убитого родственниками Хаджи-Мурата, управлял даже Аварией до назначения на это место Ахмед-хана Mexгулинскпго. Интриги последнего и клевета заставили Хаджи-Мурата перейти на сторону Шамиля. Не прошло и трех лет, как в 1843 г. он снова стал правителем той же Аварии, но только уже шамкловской. Слпза Хаджи-Мурата основана преимущественно на его отважных набегах. Ему удавалось проскакать в одну ночь 100 - 150 верст и появиться там, где его не ждали. Необычайная жизнь и легендарные приклю чения Хаджи-Мурата воспроизведены в повести Л. Н. Толстого "Хаджи-Мурат".)

*** (Генерал-майор Н. П. Слепцов прославился храбростью и административными способностями, особенно по устройству тач называемой Сунженской линии. 10 декабря 1851 г. он был убит. В честь него станица Сунженская была переименована в станицу Слепцовскую.)

Вся последующая история Хаджи-Мурата хорошо запомнилась Толстому. В дальнейшем она послужила материалом для одноименной повести.

В подыскании исторических материалов, использованных Толстым в.. "Хаджи-Мурате", большую помощь оказал ему грузинский общественный деятель и писатель Илья Накашидзе и уже потом С. Н. Шульгин, И. И. Корганов, С. С. Эсадзе и другие. Присланный Эсадзе материал почти целиком был тщательно использован Толстым, записка М. Т. Лорис-Меликова почти вся вошла в повествование.

Из Тбилиси же Лев Николаевич пишет письмо своей тетке, вторая половина которого посвящена подробному изложению истории знакомства с интересной личностью-чеченцем Садо*, дружбы с ним и его геройскому поступку по отношению к Льву Николаевичу. Наконец, через несколько дней после этого письма, устроив свои служебные дела**, для чего 3 января 1852 г. пришлось сдать экзамен при штабе артиллерийской бригады в урочище Мухровань***, Толстой возвращается в станицу Старогладковскую в форме юнкера. Свои впечатления о пребывании в Тбилиси уже по приезде в станицу он записывает в сжатой форме, так как все это время не вел дневника.

* (Чеченец Сады (Садо. Его фамилия - Мисербиев. ) - "человек лет сорока с маленькой бородкой, длинным носам и чаоными блестящими глазами" - был лучшим другом Толстого. "Много раз он доказал мне свою преданность, подвергая из-за меня свою жизнь опасности,- но это для "его ничего не значит, это для него обычай и удовольствие" (Из письма к Ергольской от 6 января 1852 г.). Неразлучный спутник Толстого в поездках, Сад о в происшествии с "оказией" спас Л. Н. от смертельной опасности. Как лихой наездник Садо удостаивался крупных наград; в происходивших в Ставрополе весенних скачках ездок Садо отмечается, как победитель приза в 300 рублей серебром, оставив состязавшихся в числе четырех за флагом. (Из газ. "Кавказ", 1852 г., № 32.)

В XVII главе "Хаджи-Мурата" Садо упоминается много раз. )

** (В память пребывания Л. Н. Толстого ныне в с. Мухровани установлена мемориальная доска.)

*** (Прием на службу был связан с неизбежными формальностями, в числе которых было испытание в науках. Экзамен был произведен 3 января 1852 года при Штабе Кавказской Гренадерской Артиллерийской бригады в урочище Мухровань Тифлисской губернии; в листе записано, что коллежский регистратор Лев Николаевич Толстой, 23 лет, был испытан в знании арифметики, первых четырех правил алгебры, начальных оснований геометрии, российской грамматики с приложением правил ее к сочинениям, истории, географии и языков, причем получил почти по каждому предмету высший балл.)

"20 марта 1852 г., ст. Старогладковская.

В октябре месяце я с братом поехал в Тифлис для определения на службу. В Тифлисе провел месяц в нерешительности: что делать, и с глупыми тщеславными планами в голове. С ноября месяца я лечился, сидел целых 2 месяца, т. е. до Нового года, дома; это время я провел хотя и скучно, но спокойно и полезно - написал всю первую часть. Генварь я провел частью в дороге, частью в Старогл[адковской]..." В станице Толстой не застал Николая - он был в экспедиции. Надев форменную одежду, хотя еще приказа о принятии его на службу не было, он отправился вслед за братом*.

* (Обстоятельства эти Л. Н. подробно разъясняет в письме к Ергольской (26 июня 1852 г.): "Я писал Вам из Тифлиса, что отставка моя была еще не получена, но что, несмотря на это, я надел мундир и отправляюсь в батарею. Вот как это устроил генерал Вольф. Ген. Вольф (Вульф И. Е.) в то время исполнял обязанно-сти начальника Штаба Кавказского корпуса. Он приказал написать бумагу в батарею, в которой было сказано, что граф Толстой изъявил желание поступить на службу; но так как отставки еще нет и он не может быть зачислен юнкером, то предписываю вам принять его на службу с тем, чтобы по получении отставки зачислить его на действительную службу в батарее". В первых числах января 1852 г. Толстой получил приказ об определении его фейерверкером IV класса в 4-й батарее 20-й артиллерийской бригады.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2013
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://l-n-tolstoy.ru/ "L-N-Tolstoy.ru: Лев Николаевич Толстой"